Рианна Пратчетт написала трогательное письмо о своей семье и Муми-троллях

пратмумиВ честь третьей годовщины со дня смерти Терри Пратчетта его дочь Рианна вспоминает о своём отце. В газете The Guardian она опубликовала трогательное письмо, в котором поделилась историей, как отец познакомил её с Муми-троллями. Его перевёл Алексей Эльбаррел для группы Terra Pratchetta.

Я не помню точного момента, когда меня познакомили с Муми-троллями. Они просто всегда были неподалёку, их уютное, успокаивающее и чудаковатое присутствие осталось со мной с детства. Мой отец говорил о Туве Янссон как об «одной из лучших детских писательниц, что когда-либо существовали», и называл её книги одной из причин, почему он сам стал писателем.

Семья моего отца была из того типа послевоенных, не терпящих чепухи, британцев, которые не особо обнимались и не говорили о своих чувствах. Вместо этого они демонстрировали свою любовь, создавая вещи: игрушки, головоломки, гоночные карты, домики на деревьях. Эту традицию мой отец, будучи тоже не самым ловким до объятий человеком, перенёс и в моё детство. Он построил мне рыночный прилавок, улей (вместе с игрушечными пчёлами), печь и, самое главное, Муми-дол.

Он был собран из дерева и папье-маше — основы всех арт-проектов семидесятых и восьмидесятых. Там были лес и река, и даже тёмная пещера. Он также сделал Мумидом и вылепил из глины всех героев Муми-троллей, а затем покрасил и отлакировал их. Много лет спустя мы перерыли целый чердак, полный мусора, пытаясь найти коробку, в которой, как мне казалось, мог сохраниться один-единственный Муми-тролль ручной работы. Он всё ещё где-то там.

Новый мультик о Муми-доле должен выйти в кино в следующем году, чтобы больше детей и взрослых смогли получить удовольствие познакомиться с Муми-троллями. Я же открыла их для себя через книжки Янссон, которые она проиллюстрировала сама, и которые мои родители читали мне вслух, пока я не научилась читать сама. Я была ненасытным читателем, и меня восхищал созданный Янссон мир, построенный на дружбе, любви, терпимости и эмпатии (ценностях, которые моей собственной стране стоило бы принять сильнее в настоящее время — на самом деле, Муми-тролли должны быть обязательным чтением для любого, кто хочет заняться политикой в западном мире).

Несомненно, часть очарования книг для меня была в том, что моя собственная жизнь первые годы была довольно мумитролльской. Я жила в маленьком розовом домике на краю долины в далёких глубинах сельского Сомерсета. В саду перед домом мы держали коз, а на задворках — кур и уток, и сами выращивали большинство наших фруктов и овощей. Я провела много времени, исследуя долину, и никогда не знала для неё других названий, кроме как «долина» — потому что, зачем бы мне было знать о других местах? Это был мой Муми-дол.

Я залезала на деревья и собирала дикие травы, доила коз и накручивала шерсть (теперь я достаточно готова к жизни после апокалипсиса). Я была девочкой из последнего поколения детей, которым было относительно позволительно шататься одним по природе, раниться, колоться и пачкаться, без особого родительского надзора (впрочем, мне потом рассказали, что отец следил за мной с вершины долины каждый раз, как я отправлялась в поле собирать коз).

Мои родители тоже были довольно мумитролльскими. Я находила много общего в себе с Муми-троллем, будучи единственным ребёнком в семье, с отцом-писателем и матерью, которая любила свой сад. Фразы из книг о Муми-троллях укоренились в лексиконе семьи Пратчеттов, и мы часто напоминали друг другу «бросать шерстяными штанами в крокодила», когда кто-то отправлялся за границу. Эти слова имеют смысл, если прочесть удивительную книжку «Комета прилетает».

Продолжая моё мумитролльское образование, родители научили меня важности живого мира, общности, сострадания и понимания. Отец учил меня делать водяные мельницы из листьев и палочек, как Муми-папа делал в «Мемуарах папы Муми-тролля». Мы запускали их осторожно крутиться в ручье, который пробегал через долину. Это было очень просто и необычайно радостно. В своём сценарии для экранизации «Маленького свободного народца» я описала, как Тиффани делает такую же меленку таким же образом, данью тем счастливым дням.

Недавно я воспользовалась возможностью и посетила со своей матерью Мир Муми-троллей в Наантали в Финляндии. Это чудесный, расположенный на острове, тематический парк, созданный при прямом участии Янссон. Моя мама сказала, что исследуя полноразмерный Мумидом и танцуя, подпевая Малышке Мю, она почувствовала себя снова ребёнком. Моя душа возликовала. Когда отец терялся в тёмных глубинах своей болезни Альцгеймера и не мог спать по ночам, я читала ему книги о Муми-троллях. И как всегда, они приносили успокоение в тёмные времена. Для нас Муми-тролли означали любовь.

Источник: Мир Фантастики

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%