Дэвид Фостер Уоллес. Бесконечное интервью с переводчиками

шутСергей Карпов и Алексей Поляринов, перевоссоздавшие по-русски казавшуюся непереводимой «Бесконечную шутку», объяснили, что это вообще такое и как у них это получилось.

До русского читателя наконец добрался русский перевод «Бесконечной шутки» — 1200-страничный фолиант 1996 года Дэвида Фостера Уоллеса (1962—2008), сопоставимый по многим показателям — по объему, по сложности и многуровневости, почтительно-боязливому отношению читателей, по непереводимости, наконец, с «Улиссом» Джойса — только не модернистской, а постмодернистской эпохи. В русском языке к этим показателям прибавился еще один: его тоже переводили двое молодых интеллектуалов-гуманитариев, для которых перевод, в общем, основным занятием не является. Во всяком случае, не являлся до начала работы над «Бесконечной шуткой». Памятуя о том, что перевод — это идеальное «медленное чтение», чтение-погружение, «Год Литературы» поговорил с Алексеем и Сергеем об уникальности Уоллеса, трудностях перевода, практической пользе «Шутки» и многом другом. Интервью получилось объемным, разностилевым и разновекторным — под стать самой книге.

Читать интервью

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%