Библиотеки и приказ Минкульта о книгах 18+: комментирует Александр Прокопович

18Набокова, Есенина, Маяковского, Шолохова спрячут от детей под ключ. Так рекомендует Минкульт российским библиотекам. «Фонтанка» узнала, где городские читальни теперь будут хранить «запрещенку», и почему под замок могут попасть даже Дюма с Конан Дойлом.

Новые правила работы для библиотек Минкульт ввел в действие без объявления войны. Приказ о «размещении запрещенной для детей информации» подписал еще экс-министр культуры Владимир Мединский, но документ «всплыл» на официальном портале нормативных актов лишь 27 июля. Теперь российские книгохранилища обязаны «пространственно изолировать фонды детской литературы от литературы для взрослых». Для этого «запрещенку» рекомендуется держать в «отделенном от общего зала помещении, закрываемом на ключ», причем храниться он будет исключительно у библиотекаря. Как вариант — размещать книги «18+» на специальном стеллаже, но сотрудники читальни должны бдительно охранять его от детей. Или в отдельном зале, куда доступа несовершеннолетним не будет.

Корни документа уходят в далекий 2010 год, когда с легкой руки депутата Мизулиной Госдума приняла закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Тогда парламентарии предписали ставить значки «0+», «6+», «12+», «16+», «18+» на все книги, фильмы, афиши спектаклей и концертов — и взрослые, и детские. После этого продукцию «18+» запаковали в книжных магазинах в целлофан, а по России прокатилась волна скандалов с «запрещенной классикой». Школьникам не продавали в магазинах Довлатова (пропагандирует алкоголизм), «Лолиту» Набокова (разврат и растление несовершеннолетних), «Тихий Дон» Шолохова (герои ругаются), Есенина (нецензурщина и воспевание пьянства) и Маяковского (вновь обсценная лексика).

Александр Прокопович, главный редактор издательства «Астрель-СПб»:

«Ситуация напоминает мне старый закон о верблюде. Его спрашивают: «Почему у тебя шея кривая?» Верблюд удивлённо смотрит на собеседника: «А что у меня ровное?» Проблема не в приказе, конечно, а в том законе, на котором он основан. Там вроде бы все достаточно четко прописано, но, когда мы берем классику, любые критерии перестают работать. Условно, на «Графе Монте-Кристо» надо ставить «18+»? Вроде бы нет. А ведь главный герой жрёт наркотики ложками и нет никакого осуждения данного процесса. Шерлок Холмс, гениальный сыщик, единственный в своём роде, тоже не пренебрегал разного рода веществами — выбрасываем Конан Дойла на помойку? «Повелитель мух» — это подростковая книга, но можно ли поставить туда что-то, кроме «18+», если с насилием там всё очень хорошо?

Есть оговорка, что под маркировку «18+» не подпадают книги, являющиеся исторической и культурной ценностью. Но кто определяет, что причислять к ценностям, – в законе не определено, а для каких-нибудь чиновников на местах это совершенно неочевидно. Они и Достоевского с Толстым, если надо, без зазрения совести запретят».

Комментарии других участников рынка — в полной версии статьи на «Фонтанке».

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%