ССФ.Интервью: Евгений Колядинцев

коляНачинаем публикацию серии интервью, приуроченной к первому и единственному в России хоррор-конвенту «Самый страшный фестиваль». Сегодня на вопросы отвечает Евгений Колядинцев — сценарист жанровых фильмов («Диггеры», «Дизлайк», «Рассвет») и режиссер (сериал «Не бойся», ряд короткометражек).

– Что такое жанр ужасов?

– Ужасы – это жанр, в котором попытка напугать зрителя является одной из основных целей автора произведения.

– Что в жанре уже клише и дурной вкус, что – модно, а что – вечно?

– Круговорот клише в природе таков, что, когда мы начинаем чрезмерно использовать один и тот же успешный прием, он превращается в клише и перестает быть эффективным. Тогда мы про него забываем, чтобы через какое-то время вспомнить про него вновь.

А с модой и вечностью определяющим понятием является время. Очевидно, что про любовь, одиночество, борьбу с несправедливостью и с внутренними демонами мы будем снимать всегда, в то время как страхи перед конкретной технологией и обеспокоенность текущей повесткой будут регулярно обновляться.

– Какие фильмы в жанре являются обязательными для просмотра?

– Фильмы, о которых рассказывает Дмитрий Комм в своей книге «Формулы страха. Введение в историю и теорию фильма ужасов».

– Привыкаешь ли к ужасам? Если смотреть/снимать каждый день, страшно уже не будет?

– К большому сожалению, да. Я со светлой грустью вспоминаю те времена, когда боялся ночевать дома один после просмотра нового хоррора.

– Можно ли смотреть фильмы ужасов детям и подросткам?

– Да, но только в том случае, если этот фильм ужасов выбран разумными родителями, которые четко понимают, что способно навредить психике их ребенка, а что – нет.

– Почему жанр ужасов набирает популярность в России?

– А разве он набирает популярность? Я вот уверен, что он популярен всегда и во всех культурах. Страшные истории - неважно, рассказываются ли они возле камина или демонстрируются на большом экране - имеют психотерапевтический эффект, поэтому потребность в них не отпадёт никогда. Спрос на ужасы в том или ином виде существовал и в Советском Союзе - другое дело, что отсутствовало предложение.

Сейчас же мы просто наблюдаем повышенный интерес к жанру со стороны тех, кто, в отличие от нас, не смотрит его регулярно. Этот интерес неизменно спадёт через какое-то время, чтобы затем возобновиться, и это стандартная ситуация. Кстати, последний раз я слышал точно такой же вопрос про увеличение популярности хоррора в России в 2015 году.

– Почему его так не жалуют ценители высокого искусства? Или ситуация уже изменилась?

– Я думаю, что истинный ценитель высокого искусства никогда не позволит себе относиться к хоррору пренебрежительно. В противном случае это уже не ценитель искусства, а зашоренный и поверхностный сноб.

– Что хорошего сделали в жанре ужасов в последнее время?

– К счастью, тут очень много положительных явлений, и когда я начинаю о них думать, то понимаю, что все они стали возможны благодаря инди-культуре в том или ином ее проявлении. Это и появление таких режиссеров, как Ари Астер и Роберт Эггерс, да и вообще само существование компании A24. Это и уникальная компьютерная игра Neverending Nightmares, вдохновленная обсессивно-компульсивным расстройством ее создателя и работами художника Эдварда Гори. Это и посвященные жанру подкасты “Nightmare University” и “Shock Waves”. Наконец, если говорить про Россию, то это существование порталов RussoRosso, Horror Zone и Darker, а также телеграм-канала Cinema Mysterium, которые я сам регулярно читаю.

– Какие планы – что еще хотите сделать, чтобы развивать эту тему дальше?

– Я пишу хоррор-сценарии, которые сам же потом экранизирую, и чувствую себя счастливым человеком. Поэтому в планах – оставаться счастливым.


«Самый страшный фестиваль»
28 октября – 1 ноября 2020 г.

Ужас, что мы творим!

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%