Илья Стогоff: "Я не пытался втереть читателю новую теорию"

стогИлья Стогоff - журналист и культовый писатель, лауреат многочисленных премий, телеведущий и уборщик в берлинском кинотеатре, уличный обменщик валюты и главный редактор эротического журнала, охранник, переводчик, музыкальный обозреватель и богослов - дал интервью, в котором рассказал о своём новом романе под названием «Русская книга».

 

— Все ваши последние книги были не просто о современности, а о том, что происходит «прямо сейчас». Рейв, громкие преступления, модные тренды,— и вдруг в «Русской книге» вы беретесь за историю древней Руси. С чего бы это?


— Знаете, один известный историк как-то сказал, что когда он глядит по сторонам, то единственное, чего ему хочется, это эмигрировать в древнюю Русь. Последнее время, я его очень хорошо понимаю. Хотя «Русская книга» - это совсем не про историю. Просто, чтобы понять страну, в которой мы живем сегодня, приходится начинать очень издалека. Что будет с Россией завтра, напрямую вытекает из того, что с ней было вчера. А вот это как раз большой вопрос. В этом смысле древняя Русь это тоже «прямо сейчас».

— Но вы отдаете себе отчет, какая конкуренция царит в этом сегменте рынка? Книжные магазины ведь просто ломятся от сенсационных исторических разоблачений. Только ленивый не написал еще книжки о том, что все было совсем не так, как принято считать.

— А я, знаете, не считаю эти книжки конкурентами. Я не пытался втереть читателю некую новую теорию. Я всего лишь написал о том, что видел своими глазами и трогал собственными руками. Свои сведения я не вычитывал в давным-давно всем осточертевших книжках, а поступал так, как только и должен поступать журналист: приезжал на место, смотрел по сторонам и задавал вопросы свидетелям. На все это у меня ушло больше трех лет: сорок поездок и почти сотня интервью. Я не поленился съездить в Муром и поговорить с людьми, которые считаются потомками Ильи Муромца. А оттуда заскочить в Ростов Великий, чтобы проинтервьюировать археолога, который раскапывал замок Алеши Поповича. Побывал на языческом празднике в Поволжье, побродил по руинам столицы Золотой Орды, подержал в руках череп самого знаменитого древнерусского князя. Странно не то, что это сделал я, а то, что у всех остальных руки до этого так и не дошли.

— И из всего этого выросла ваша историческая концепция?

— Да нет у меня никакой исторической концепции. Есть всего лишь несколько вопросов, ответов на которые никто мне так и не дал. Рассказ о прошлом моей страны начинают с Киевской Руси. При этом все понимают, что вообще-то Киев — это столица совсем другого государства. Не России. А меня интересовало, что творилось во времена Киевской Руси именно на землях как раз нынешней РФ. Или, к примеру, татаро-монгольское иго. На эту тему написаны десятки тысяч книг. Даже школьникам известно, как тогда все происходило. Но при этом, никто не говорит о странной штуке: единственная книжица, из которой историки черпают свои сведения, была написана лет через четыреста после того, как все закончилось и вряд ли может считаться совсем уж достоверной. И так со всем, чего ни возьмись. Начинаешь разбираться, и оказывается, что с детства усвоенные факты, это никакие и не факты, а частью натяжки, частью выдумки, а частью просто дырка от бублика.

— Ну, ладно, допустим, с татаро-монгольским игом все было не так, как принято думать. Но все равно: эта история давным-давно закончилась. При чем здесь все мы, современные?

— А при том, что как веришь, так ведь и живешь. Когда сегодня телевизор врет вам насчет прошлого России, то понятно, что цель тут не прошлое, а будущее. Вам показывают как было, чтобы вы не задавали вопросов на тему, почему сегодня — ВОТ ТАК? Да потому, что иначе в России и не бывает,— объясняет телевизор. Но если взглянуть на прошлое беспристрастно, то ты вдруг понимаешь, что альтернатива возможна. Еще как возможна! Словно Нео в фильме «Матрица» ты выдергиваешь из затылка провод и вдруг обнаруживаешь себя вовсе не там, где рассчитывал. Да, иногда это бывает ужасно неприятно. Зато только это и называется «правдой».

— И что же, исходя из этой вашей правды, всем нам делать? Что ждет страну в будущем?

— Вот об этом я и написал свою «Русскую книгу». Лично я не верю в высокие фразы. И совсем не верю, когда мне начинают говорить о каких-то «мы». Мне хотелось сказать о том, что нет никаких «всех нас». И прикрываться такой абстракцией, как «страна», не достойно человека, считающего себя взрослым. А уж насколько это у меня получилось, судить не мне.

 

Источник: ИГ "АСТ"

Путь на сайте

Рекомендуем