Интервью Натальи Лебедевой журналу «Караван»

лебед2306Тверской прозаик и драматург Наталья Лебедева не входит в Союз писателей. Провинциальная литературная тусовка ей также чужда. При этом Наталья – популярный российский автор, лауреат престижных литературных премий, автор издательства АСТ (редакция «Астрель-СПб»).

«В ХОРОШЕМ ТЕКСТЕ, КАК В САЛАТЕ, ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НА МЕСТЕ»

– Наталья, что вас вдохновило на творчество?

– Детство, я думаю, вспоминать не стоит: в детстве все что-то пишут (улыбается). По-настоящему все началось, когда у меня появились дети и мне пришлось оставить работу. Оказалось, что не писать я просто не могу, ведь мозг, как любая мышца, без тренировок атрофируется. Тогда писательство стало для меня своего рода тренажером. Позже, с опытом, пришло осознание, что я могу делать что-то серьезное, и литература перестала быть обычным хобби. Впрочем, времени на то, чтобы состояться как писателю, ушло довольно много. Первая публикация у меня состоялась спустя восемь лет после начала работы.

– Много ли пришлось вложить, чтобы издать первую книгу?

– Когда я говорю начинающим авторам, что издаюсь в крупном издательстве «АСТ», они часто спрашивают: «Сколько ты за это платишь?» – и почему-то очень обижаются, когда узнают, что платят мне. Писательский труд – это обычная работа, которая отнимает много сил и времени. Поэтому логично получать за него деньги. Я стараюсь, чтобы мои книги выглядели достойно, много правлю, чтобы избежать ошибок в логике повествования и выдержать стиль.

– Вы журналист по образованию?

– Да, я училась на отделении журналистики ТвГУ. Позже закончила в Москве школу журналистики «Интерньюс». Долго работала на телеканале «Пилот». После появления детей попрощалась с журналистикой. В Твери, на мой взгляд, это тупиковая профессия. И первый мой роман «Склейки» как раз об этом тупике, только главная героиня понимает это намного раньше, чем я.

– Что вам помогает писать? Может быть, вам нужна определенная обстановка или вдохновляющая погода?

– Вы знаете, для женщины с двумя детьми обстановка и погода – роскошь (смеется). Мне нужен покой. Покой помогает сосредоточиться на книге. До того, как рассказать сюжет словами, нужно понять, что движет героем, увидеть полную картину. Я должна погрузиться в текст и держать в голове множество мелких, иногда на первый взгляд незначительных деталей. Ведь читателя не может не раздражать, если, например, героиня в одной сцене одета то в блузку, то в свитер.

– Что для вас главное в тексте?

– Ну… здесь, как в хорошем салате, все должно быть на месте. Нужно передать все краски и звуки, главное – не переборщить. Я считаю, что автор должен думать о словах. Именно они создают атмосферу текста. Нельзя описать угрюмый мрачный дом с помощью слов «розовый» и «ветерок».

– Сколько у вас вышло книг?

«Театр Черепаховой кошки» – моя четвертая книга. Она входит в серию «Московские сторожевые», рассказывающую о современном городе, в котором творятся странные вещи. В серию входят книги разных авторов, и потому она кажется читателям разрозненной. Меня и Олега Кожина читатели называют жесткой прозой, Марику Ми – подростковой, сказочной. Хедлайнер серии Лариса Романовская пишет собственно городское фэнтези, так называемый «наш ответ «Ночному Дозору» Лукьяненко». Но это требование времени – чтобы книги обязательно были в серии. Сейчас книги несерийные и авторы-одиночки с нераскрученными именами практически не имеют шансов выжить.

НАГРАДЫ И ПРЕМИИ

2010 год. Шорт-лист литературной премии им. В.П. Астафьева (роман «Склейки»), лонг-лист Международного конкурса драматургов «Евразия–2010» (пьеса «Бегство от войны») и лонг-лист Международного конкурса молодых драматургов «Премьера» (пьеса «Вверх и вниз по перилам»).

Лауреат литературной премии «Рукопись года» в номинации «Сюжет», второе место (роман «Племенной скот»).

2011 год. Лауреат литературной премии «Рукопись года» в номинации «Язык», второе место («Смотри на меня, Кассандра»)

2014 год. Номинирована с романом «Театр Черепаховой кошки» на две премии: «Бегущая по волнам» за образ Саши и «Золотая цепь» (премия А. Грина).

 «МУЖЧИНЫ БЕГУТ ОТ КНИГ С ЖЕНСКОЙ ФАМИЛИЕЙ НА ОБЛОЖКЕ»

 – Что нужно для того, чтобы стать известным писателем?

– Честно говоря, не знаю. Я пробилась из самотека. Написала книгу, прочитала в интернете, как правильно оформить заявку, и рассылала по всем издательствам. «Склейки» была первой книгой, которая, по моему ощущению, удалась. И редакторы подумали так же. Здесь, как и в любом деле, главное не опускать руки и не считать себя непризнанным гением. Я наблюдаю за начинающими писателями и вижу: тот, кто работает над книгой серьезно, в итоге издается. Ну а тот, кто считает, что пишет книги «неформатные», «не для всех» и останавливается в развитии, не проходит издательское сито. Нужно быть рабочей лошадкой в любом деле.

– Каково сейчас положение в литературной среде России?

– В издательской сфере все очень сложно. Во-первых, произошло объединение крупных издательств «АСТ» и «Эксмо», и это всколыхнуло всех. Идет сокращение штатов, одни редакции исчезают, другие возникают. Новичкам пробиться очень сложно, издатели делают ставку на раскрученные имена. Дело портят и пираты в интернете – книги воруют уже через день-два после выхода.

– А почему издатели делают ставку именно на серии?

– Сегодня читателю очень трудно ориентироваться в литературе, и серии хоть немного, но помогают. Столько новых авторов и книг! А от рекламы люди устали. В сети любителей книг LiveLib о «Московских сторожевых» недавно написали: «Наверное, очень плохая серия, раз ее рекламируют». Впрочем, читатели пытаются самоорганизоваться и найти выход. Сейчас есть такие сайты как LiveLib, где люди обсуждают прочитанные книги, есть сообщества в ЖЖ. На ютубе появились книгоблогеры, которые в ненавязчивой форме рассказывают о книгах. Звучит очень живо.

– На какую читательскую аудиторию направлены ваши произведения?

– Думаю, это активные люди от 18 до 50 лет, любящие интеллектуальные развлечения. В том числе и мужчины, хотя в последнее время мужчины бегут от книг с женской фамилией на обложке. Но ситуация понемногу меняется. Раньше в интернете я часто натыкалась на фразу: «Если вы женщина, то не писатель». Потом что-то изменилось: может быть, во мне, а может быть, мужчины в целом стали относиться в женщинам-писателям более серьезно.

 «ЧИТАТЕЛЮ И ПИСАТЕЛЮ СЛОЖНО НАЙТИ ДРУГ ДРУГА»

 – Вы упоминали, что не входите в Союз писателей и даже не входите в него вступать.

– Не хочу. Не вижу в этом смысла. Я спрашивала писателей, что он дает. Мне ответили, что практически ничего, разве что похороны организуют за счет Союза. Я подумала, что с похоронами справлюсь сама (Смеется).

Но если серьезно, какая-то поддерживающая организация писателям очень нужна. Она должна помогать реализоваться, раскрывать талант. Если бы Союз писателей помогал молодым авторам найти издателя, выступал в роли профсоюза против снижения тиражей и оплаты за книгу, организовывал писательские семинары, я была бы обеими руками за такую структуру. Но сегодня Тверской Союз писателей – это сплошные споры и дрязги, и больше, к сожалению, ничего. В результате большинство тверитян, которые востребованы издательствами, в него не входят. Это, например, детский писатель Александр Андерсон, Наталья Маркелова – автор фантастических рассказов…

 У нас еще есть еще Тверской союз литераторов, но мне не близка позиция входящих в него людей. Там считают, что хорошая, умная литература в издательствах не нужна. Мне кажется, что это оправдание собственных неудач. Умный редактор издаст достойную книгу, даже если она не будет хорошо продаваться, потому что поймет: она найдет свое время и читателя.

– Насколько отличается западная ситуация с литературой от российской?

– У нас большое различие, прежде всего, в структуре книжного рынка. На Западе лучше, чем у нас, развита реклама книг в СМИ. Даже если журналисты не напишут о книге хорошо, она точно будет на слуху. Кроме того, там развит институт литературных агентств, которые осуществляют первичный отбор. У нас же два-три агентства на всю страну.

У меня складывается впечатление, что издателю в России порой трудно понять, чего ждут люди: какой литературы и даже - каких обложек. Поэтому писателю и читателю порой бывает трудно найти друг друга. Сейчас публика очень настороженная: бытует мнение, что нет хороших новых писателей, что вся развлекательная русская литература – поточная. Приходится с этим бороться. Недавно я наткнулась в сети на комментарий, в котором девушка сильно ругала современных авторов, меня это задело, и я посоветовала ей почитать меня. Пожалуй, ее отзыв стал одним из лучших, написанных на книгу «Театр черепаховой кошки».

Источник: Караван

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%