Сменить роль в любом возрасте можно и полезно

Журналист и писатель Ольга Лукас дебютировала в прозе в 2005 году написанной вместе с Евой Пунш книгой «Индейские калебасни».

В ней авторы подробно разработали космогонию и мифологию одного вымышленного, но очень симпатичного южноамериканского племени.

С тех пор у Ольги вышло более десятка книг в разных жанрах. Наиболее популярны циклы «Тринадцатая редакция» и «Поребрик из бордюрного камня», в котором тоже обыгрывается мифология, только на этот раз — жителей двух российских столиц, Москвы и Санкт-Петербурга. В 2012 году за «Новый поребрик из бордюрного камня» Лукас получила Премию имени М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Образы персонажей некоторых Ольгиных книг помогла создать художник-иллюстратор Наталья Поваляева.

В этом выпуске мы представляем новый роман Ольги Лукас «Бульон терзаний».

— Не стану загонять вас в рамки и называть «юмористом» и тем более «сатириком». Но ваши книги уморительно смешны. Есть расхожее мнение, что люди, умеющие писать смешно, в повседневной жизни мрачны и угрюмы. Вы скорее веселый человек или мрачный? Скорее оптимист или пессимист?
— А мне вот говорили, что, если человек напишет хоть одну фантастическую книгу, он навсегда «фантаст», хоть что потом пиши. Фантастика (или, как это правильно называется, городское фэнтези) у меня есть, а все же в глазах людей я юморист. Не знаю прямо, что лучше. Видимо, я оптимист. Пессимист сказал бы: «Не знаю, что хуже».

— Герой романа «Бульон терзаний» — в какой-то мере «непризнанный гений». А «непризнанный гений» — конечно же, фигура комическая. Однако проблема поисков себя мучает многих, не только подростков. И это вполне серьезно. Как вы считаете, можно самореализоваться уже в зрелом возрасте или такое случается в основном в литературе и кино?
— Владимир Виленин — не то чтобы непризнанный гений. Скорее растерявшийся художник. Это человек, долго игравший одну и ту же роль, в театре и в жизни, сроднившийся с ней. Ему только и надо было — сменить роль и вместе с ней — взгляд на ситуацию. Это, кстати, в любом возрасте не только можно, но и полезно. И не обязательно для этого быть артистом или художником. По поводу самореализации в любом возрасте — тут существует масса мотивирующих примеров, начиная с Поля Гогена, ставшего художником в 35 лет, до... да откройте любой сайт по самореализации и найдете с десяток чуть менее выдающихся, но все равно очень крутых историй подобного рода. Срок жизни увеличился — когда-нибудь станет нормой выйти на пенсию и начать творить. Или даже не нормой, а обязательным условием не зря прожитой жизни. Появятся соответствующие услуги, коучи, тренеры, мастерские. Я не говорю, что это случится прямо завтра, но когда-нибудь, где-нибудь — непременно.

— Спектакль, который ставит Виленин в «Бульоне терзаний», легко себе представить. И некоторые моменты кажутся действительно интересными сценическими находками. Не было ли у «Возвращения Чацкого» «прототипа» (или «прототипов») — реальной театральной постановки (постановок)?
— Реальных прототипов не было, но я сама участвовала в корпоративном спектакле, а до того организовала несколько десятков книжных презентаций с элементами перформанса, обеспечивая всё — от идеи до добычи реквизита — за символическую плату. Один раз мы с коллегами репетировали на складе канкан, а затем танцевали его в ночном клубе, чтоб увеличить продажи книги о ковбоях. И это лишь видимые миру жертвы. Так что многие типичные проблемы таких вот самодеятельных и самонадеянных постановок я постаралась использовать в книге — чего добру пропадать.

— Вернемся к самому известному вашему прозаическому циклу — трилогии о бордюрах и поребриках. Как по-вашему, различия между москвичами и петербуржцами на самом деле столь велики?
— Москвич и питерец у меня — это два разных типа современного городского жителя. Не важно при этом, кто в каком городе живет. И в Москве питерцев достаточно, и в Санкт-Петербурге москвичей хватает. Интересно другое: читая мои «поребрики», люди принимали решение переехать из одного города в другой, и оказывалось, что решение принято верное, им это подходит. Так что, возможно, процент питерцев в Санкт-Петербурге, а москвичей в Москве теперь значительно выше, чем до выхода моей первой книги.

лукас0104

Предлагаем вниманию наших читателей отрывок из романа Ольги Лукас «Бульон терзаний»

«...Уже в самом конце прошлого сезона Капитану-главрежу зачем-то понадобилось восстановить «Чайку», которая в Среднем Каменном не шла уже лет восемь, да и прежде не пользовалась успехом у публики, отчего и была снята с репертуара общим решением совета труппы. «Тогда не поняли, тогда был другой момент, а вот сейчас они поймут!» — сверкая глазами, кричал Капитан...

...Владимир, восемь лет назад игравший Тригорина, свою роль вспомнил на удивление быстро (обычно он накрепко забывал о том, что выходило из оборота) и теперь помогал коллегам.

На роль Аркадиной в последний момент назначили довольно молодую нервическую особу с большим сериальным будущим. Сын ее, Треплев, был старше матушки на три года. А Нина Заречная из первого состава годилась ей в матери. Но режиссер сказал — я так вижу, и с ним не спорили.

На премьере, полностью вжившись в роль и дойдя до последней стадии отчаяния от перспективы потерять своего возлюбленного, Аркадина неожиданно отвесила Тригорину полноценную и совсем не сценическую оплеуху, да так, что у Владимира в буквальном смысле зазвенело в ушах, а из левого глаза вылетела линза. До конца спектакля Тригорин был как будто немного не в себе: разница между зрячим и подслеповатым глазом была велика, от этого кружилась голова и все вокруг двоилось. То и дело Владимир зажмуривал ослепший глаз, чтобы сориентироваться в пространстве, от чего казалось, что Тригорин подмигивает публике.

Постоянные зрители отметили этот факт на театральном форуме. «А меня уже артисты узнают. Виленин мне подмигивал все второе действие!» — хвасталась Звездочка98. Менее восторженный завсегдатай, скрывающийся под псевдонимом Каменный Архивариус, отметил: «За прошедшие восемь лет Виленин сделал огромный шаг в понимании своего персонажа: после пощечины, которую дала ему Аркадина, он как будто по-новому посмотрел на мир». В точку попал Архивариус!

Надо отдать справедливость молодой несдержанной артистке: не выходя из образа и побросав букеты прямо за кулисами, она побежала к Владимиру в гримерку — просить прощения. Дважды порывалась упасть на колени (он не позволил), пыталась целовать ему руки (он отстранился), наконец, вымолила позволение купить новые линзы взамен загубленных. На том и порешили. Потом Владимир напоил ее горячим сладким чаем, рассказал пару трагикомических историй из театральной практики и отправил домой на такси.

Но была из этого случая извлечена некая польза: Владимир решил, что его Тригорин и впредь будет смотреть на мир по-новому. Только бы Аркадина больше не дралась, а то ведь такая может и зуб выбить. Интересно, что тогда напишут на форуме завсегдатаи театра? «Виленин узнал меня и плевал в мою сторону кровью, что бы это значило?» или «Виленину удалось показать вампирскую сущность своего персонажа с помощью весьма интересной находки».

Текст: Анна Сусид
Фото Катерины НЕБОЖИЛОВОЙ

Источник: Вечерний Петербург

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%