Ирина Прохорова: Как отразилась рецессия на издательской деятельности

прохор04«Экономика роста» продолжает публикацию серии интервью с известными людьми о том, как сказался экономический кризис на сфере их деятельности. В этой колонке об издательском бизнесе рассказывает главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение», историк культуры, литературный критик Ирина Прохорова:

Честно говоря, это не первый кризис за последние двадцать пять лет в нашей стране. Если посчитать, то за это время их было, наверное, уже четыре. В 90-е годы в ситуации гиперинфляции вообще было сложно что-то планировать, невозможно построить планы более чем на месяц вперед.

Нынешний кризис, спровоцировав взлет доллара и евро, в первую очередь отразился на издательской деятельности через повышение стоимости бумаги и издательских затрат – в частности, выросла цена на типографские работы.

Однако, учитывая предыдущие кризисы, мы были готовы к такой ситуации. Например, заранее закупили бумагу и в целом сделали все зависящее от нас, чтобы нивелировать влияние негативных тенденций в экономике. Кроме того, все книжные серии, которые выходят в издательстве, имеют постоянного читателя. Потому никаких радикальных изменений у нас не произошло, эти серии продолжают выходить. Правда, мы отложили некоторые наиболее затратные программы на будущее, пережидая кризис. То есть пришлось пересмотреть издательский план: была выстроена программа максимум и программа минимум, соответственно, на лучший и худший сценарий развития ситуации.

Страшнее экономического кризиса

Экономический кризис, конечно, всегда неприятен и угрожает убытками, но тем не менее он понятен и есть механизмы, которые позволяют с ним справиться. Через какое-то время ситуация в экономике выровняется и станет лучше. Но есть процессы, которые тревожат книгоиздателей гораздо больше, чем курс евро.

Так, с каждым годом сужается система распространения печатных изданий: уменьшается количество книжных магазинов, сложилась плачевная ситуация с библиотечным делом.

То есть, речь идет о системном кризисе для издательской деятельности. И он начался задолго до рецессии.

Именно кризис в издательской сфере привел к тому, что вся система поддержки книг: системы распространения и презентации – стагнирует в течение уже очень долгого времени. Книги можно продолжать выпускать и сейчас, оптимизируя расходы, но если не будет возможности их продавать, то это уже совсем другая ситуация. Тревожит и то, что практически во всех медиа исчезли рецензионные разделы. Это также серьезный удар по издательскому бизнесу.

Другая опасная для книгоиздания тенденция – усиливающееся в последнее время давление на независимые издания. Я имею в виду странные эксцессы в магазинах, когда запрещают выставлять определенные книги. Например, недавно была попытка запретить по непонятным причинам продавать комикс «Маус» (графический роман Арта Шпигельмана о холокосте - «Газета.Ru»). Это можно расценить как давление на культуру, даже попытку установить цензуру, поскольку через это в обществе создается атмосфера истерии и магазины опасаются выставлять определенные издания.

Если обобщить,

меня глубоко тревожит это сочетание нарастающего давления на независимые книгоиздания в сочетании со стагнирующей системой поддержки распространения книг. Они гораздо болезненнее для книгоиздания, чем нынешняя экономическая рецессия.

Читатели в поисках смысла

Если же говорить о читательском спросе в период кризиса, то у меня складывается ощущение, что под влиянием неблагополучной политической ситуации все больше людей стало интересоваться научно-популярной литературой и вообще жанром нон- фикшн.

Подобное смещение читательского интереса от художественной литературы к «литературе факта» свидетельствует о том, что в обществе образовался вакуум идей, и люди стремятся его заполнить.

Этот процесс на самом деле идет все последние годы, но сейчас он стал заметнее. То есть общество активно занято поиском новых смыслов и идей. Это на самом деле всегда симптом социального неблагополучия, как бы он не маскировался бравурной официальной пропагандой.

Источник: Газета.ru

Фотография: Сергей Бобылев/ТАСС

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%