Александр Прокопович: «Если автор не умеет писать — это не автор»

бвГлавный редактор издательства «Астрель-СПБ» Александр Прокопович в большом интервью «Буквоеду» ответил на вопросы об издательском деле, возможности научиться хорошо писать, удачных и неудачных экранизациях и не только.

- Расскажите, пожалуйста, что привело Вас в издательский бизнес, в мир книжной индустрии? Как все начиналось для Вас? Пробовали ли Вы писать сами?

Отвечаю сразу на два вопроса. Я попал в редакцию в качестве начинающего автора. После того как познакомился с редактором, мне предложили работу в издательстве. Вначале в роли заместителя главного, а потом как-то незаметно стал главным.

- На каких книгах Вы воспитывались и на каких воспитывали свою дочь?

Я воспитывался на книгах, до которых мог дотянуться. То есть основными факторами были рост и длина рук. В семейной библиотеке было порядка пяти тысяч томов, и тянуться было за чем. Перед дочерью тоже никаких ограничений не было. Я вообще считаю, что не так и важно, что именно читать — лишь бы читать. Понимаю все возражения, но человек читающий всегда лучше смотрящего.

- В начале июля, в онлайн-формате прошла церемония вручения премии «Рукопись года», организованная вашей редакцией. Премия присуждается начинающим писателям за лучшие рукописи. Главную премию, получил Юрий Каракур за сборник рассказов «Фарфор». Как происходил отбор? Сколько конкурсантов боролись за это звание?

Всего в отборе приняло участие больше трех тысяч рукописей. Понятно, что большая часть отсеивалась на уровне ридеров. Огромное количество текстов, которые приходят на нашу почту, просто не книги, с ними проще. А дальше уже отбирали редакторы. В случае с этой премией редакция является одновременно жюри. Это достаточно субъективно, но я доверяю мнению наших редакторов, иначе в чем смысл сотрудничества. Книгу Юрия мы ждали достаточно долго, то есть это несколько отдельная история — никаких сомнений в его победе не было. Текст совершенно волшебный, чистый. Я счастлив, что Юрий прислал эту рукопись нам.

- Состав участников антологии «Самая страшная книга» традиционно формируется у вас при самом непосредственном участии самих читателей. Есть ли риск при таком отборе потерять на первоначальном этапе действительно достойные тексты? Ведь читатели не являются профессионалами в издательском бизнесе и не могут просчитать на несколько ходов вперед. Как вы поступаете в таком случае, если гениальное осталось незамеченным таргет-группой?

Таким образом формируется только один том «Самой страшной книги». Ежегодная антология. А в серии выходят пять-шесть книг в год, и если мы замечаем что-то гениальное, то — поверьте — мы всегда найдем возможность опубликовать. Куратор серии Михаил Парфенов точно не пропустит таланты.

- Тяжело ли успевать следить за всеми литературными трендами особенно в многогранном фантастическом направлении?

Вероятно, есть смысл следить не за трендами, а за текстами. Тренд важен как часть понимания инструментов продвижения. Но главное — текст. Мы нацелены на головоломную фантастическую литературу, а такой во всем мире появляется не так и много.

Хотя иногда… Вот-вот выйдет игра «Киберпанк 2077», и к ее релизу мы планируем переиздать «Схизматрицу» — великолепный не устаревший роман Брюса Стерлинга (а ведь это текст 1985 года).

- Как вы занимаетесь поиском новых авторов?

Наша премия «Рукопись года» — это и есть некий инструмент поиска новых отечественных авторов. Главное — успеть все прочитать. Конечно, обращаем внимание и на социальные сети. У нас есть замечательный инкубатор — литературные курсы «Мастер текста», которые постепенно дают все больше и больше замечательных авторов. Зарубежные авторы сами к нам, как правило, не приходят, тут все просто — надо «быть в теме». Опять-таки читать, читать и еще раз читать. Хотя в последнее время агенты зарубежных издательств понемногу изучили наши предпочтения и присылают предложения. Если бы так было и с отечественными авторами…

[...]

Читать дальше на сайте «Буквоеда»

 

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%