Кусочек детства от Наринэ Абгарян

наркаЧто такое “Манюня”, спросите вы. “Манюня” – это взрывы хохота, слезы умиления, приливы нежности и теплой-теплой ностальгии по самому прекрасному – детству. Кто такая Наринэ Абгарян – логический вопрос. Наринэ Абгарян – это человек тончайшей души, писатель по определению и просто Нарка, потому что, прочитав пару глав “Манюни”, иначе ее уже не назовешь.

В большой мир писательства Нарка пришла из… Интернета. Из своего блога в сети Livejournal.com, который завела в 2005-м. Ее виртуальный дневник задался не сразу. Сделав пару записей, Наринэ забросила его, чтобы вернуться снова в 2009-м. За год страничка greenarine.livejournal.com из скромного личного дневничка превратилась в один из самых популярных блогов, и не только в армянской блогосфере. Потому что на этой виртуальной “кухне” поселилась Манюня – девочка-воспоминание, хохластый сорванец в юбке.

“У меня было счастливое детство – спасибо моим родным и близким за это. Я люблю вспоминать, вообще живу воспоминаниями. Странное дело, мне, чтобы легче воспринимать настоящее, нужно как можно чаще возвращаться в прошлое. Поэтому я и затеяла эти истории про Манюню”, – рассказывает Наринэ.

Прототип Манюни – Наркина подруга Маня, вместе с которой они выросли в горном городке Берд на границе Армении с Азербайджаном. Подружки прошли огонь и воду – самый изобретательный комплект детских шалостей, первую любовь и первые путешествия за пределы городка. “Сама Манюня очень радуется успеху рассказов. Но, к сожалению, о Мане я ничего конкретного говорить не могу – свою частную жизнь она оберегает, как зеницу ока. Поэтому тихо радуется, что живёт в далёкой Америке, и там её никто с расспросами доставать не будет”, – смеется Наринэ.

В рассказах о детских приключениях Наринэ выстраивает целый трогательный мемориал своему детству – их с Манькой семьям и друзьям, родному городу, любимым горам Армении. Остальные герои “Манюни” с нетерпением ждут печатных экземпляров. “На днях вышлю и дождусь откликов. Себе на голову”, – говорит Нарка.

Выкладывая рассказы по кусочкам в блоге, Нарка и не предполагала, что “Манюня” вызовет такой интерес. “Никогда не думала, что рассказы настолько понравятся моим читателям, что придётся браться за них всерьёз. Скорее, это было баловство”, – говорит она. Этот неожиданный успех Наринэ пытается обьяснить так: “Мои рассказы – доброе и смешное семейное чтение. Они написаны, как мне кажется, лёгким, немного ершистым и дерзким языком. Видимо вот это сочетание доброго, смешного и дерзкого и подкупило читателя”.

Это, казалось бы, простое, но не каждому удающееся сочетание у нее получается само собой – потому что пишет сердцем: “Художественную литературу умом писать сложно, да и, наверное, невозможно. По крайней мере – я так не умею. Пишу я только положительными эмоциями. Сын утверждает, что когда я сочиняю Манюню, у меня улыбка с лица не сходит. О хорошем всегда радостно писать”.

Нарке до сих пор не верится, что “Манюню” приняли с таким почетом – не каждый день твоя первая рукопись становится лауреатом национальной литературной премии “Рукопись Года”. И то, что стартовый тираж в три тысячи экземпляров разошелся со складов издательства за неделю – тоже неспроста. “Мне иногда кажется, что вся эта история о ком-то другом и никакого отношения ко мне не имеет. Спасибо издательству и моему редактору Ирине Копыловой за то, что они поверили в меня. И огромное спасибо моим читателям. Всем и каждому”, – говорит она.

Интернет стал “крестным” “Манюни” во всех смыслах: здесь появились ее первые читатели, неизбежно ставшие фанатами и друзьями Нарки, здесь ее нашли издатели: “Редакторы издательств регулярно мониторят интернет в поисках новых авторов. Меня с Ириной познакомила замечательная и очень талантливая Петербургская писательница Лара Галль. Ирина связалась со мной, предложила сотрудничество. Мы заключили с “Астрель–СПб” (дочернее подразделение книжного гиганта “Издательство АСТ”) договор, через восемь месяцев вышла книжка”, – рассказывает Наринэ.

И уже издательство, в свою очередь, нашло иллюстратора, сумевшего сделать невозможное: “Автор иллюстраций – Елена Станикова. Моя редактор Ирина очень хотела, чтобы “Манюню” иллюстрировала именно она. Елена – очень опытный художник, и при этом не штампующий одни и те же приёмы. Она неформальная и изобретательная, именно о таком иллюстраторе мечтают все авторы. Я потом листала книжку и чуть ли не рыдала над каждой картинкой. Абсолютное попадание, абсолютное!”, – не сдерживает эмоций Нарка.

Как же сдержаться, когда твое драгоценное детство, чудесная жемчужина, оказывается вправлено в идеально подходящую изящную оправу? “Когда я впервые взяла в руки книгу, я прыгала как ненормальная, потом смеялась, потом что-то говорила, не помню что, явно какие-то благоглупости, а потом ещё и пустила слезу. Вот такая у меня была “адекватная” реакция на книжку”, – смущается Наринэ.

Этот первый экземпляр с первым автографом достался, как ни странно, не самой Манюне и не кому-то из других героев книги. Его Нарка, не растерявшая детства в душе, подарила писательнице Марианне Гончаровой: “Мы с ней встретились на книжной ярмарке и махнулись, не глядя, своими книжками. Вот такая забавная ситуация”.

Наринэ и правда из тех, кому удается сохранить звенящую ниточку связи с детством на всю жизнь. Оно с ней и в ней навсегда: “Я скучаю по своему детству. Мне оно иногда снится: бабушкин сад, весенние цветущие яблони, почему-то бесконечные деревянные заборы – покосившиеся набок, ветхие. Не заборы, а так, условность, просто обозначить границы своего владения. Горы снятся. Никогда и нигде я не испытывала такого чувства свободы, как в горах. Никогда и нигде. Такое не забывается”, – говорит она. И тихо добавляет: “Если бы я могла вернуться туда, в Берд, в те годы, я бы нашла себя и крепко-накрепко прижала к груди. И сказала бы – девочка, всё у тебя будет хорошо… А ещё обязательно пришла бы к моей бабушке Тате. И сказала бы, что очень её люблю. Очень”.

Бабушка Тата, как и многие другие, – это самые важные для Нарки люди, Именно о них она собирается писать в дальнейшем: “Напишу вторую часть “Манюни”. А потом попытаюсь написать что-то другое. Обязательно серьёзное. Обязательно о крае, откуда я родом – о Берде, о людях, которые там жили, о людях, которые всегда со мной”.

Люди, которые всегда с ней, живые воспоминания, которые всегда с ней, величественные горы, подарившие чувство свободы и полета, которое всегда с ней, хоть Наринэ и живет на равнине не первый год: “Знаете, чем равнины отличаются от гор? Тут бесконечный горизонт. Если у нас ты его видишь на плечах синих от позднего заката гор, то здесь он бескраен, он простирается вокруг и кругом, и небо кажется огромной божьей ладонью, накрывшей эти безбрежные просторы”, – говорит она, – “Но сердце моё навсегда осталось в горах. Да. Сердце моё осталось в горах”.

Кусочек этого огромного и глубокого писательского сердца – в маленькой книжке с девочкой с огненным чубом на обложке. Потому что Наринэ, нет, Нарка Абгарян “пишет сердцем” и дарит его нам.

 

Источник: YEREVAN

Путь на сайте

Рекомендуем