Игра в бисер на полях истории

каринаЭта книга ни на что не похожа. Прочитав её, тут же захотелось рассказать о ней всем, чтобы побежали покупать. Но как рассказать-написать, если книга ни на что не похожа?! Как «промаркировать» её?

Автор, русскоязычная писательница из Великобритании Карина КОКРЭЛЛ, назвала книгу «Мировая история в легендах и мифах». Но это название – скорее улыбка писателя, который сам не знает, как же обозначить предмет описываемого. Потому что мировая история в книге присутствует (очень даже МИРОВАЯ – в обоих смыслах этого слова), а вот легенды и мифы чаще только угадываются. Автор базируется на некоторых из них, но ещё более на вполне реальных документах и хрониках, при этом создавая новые легенды, весьма похожие на правду. «Просто не могло быть иначе! – думаешь, читая. – Никакие это не легенды и не мифы! Если собрать воедино обрывки всего, что нам доподлинно известно, как это делает писательница, то только такая картина может и получиться! Она просто искусно собрала рассыпанные по разным источникам пазлы!

Будто подглядела… угадала! Нет, будто сама поучаствовала в тех ситуациях… то будучи Христофором Колумбом, то доньей Исабель, то лавочником Бартоломео («Легенда о Христофоре Колумбе»)… то диктатором Суллой , то Брутом, то Цезарем, то его матерью, то Клеопатрой («Ошибка диктатора»)… то псковским варягом, то византийской императрицей, то мальчиком Константином, будущим императором Константином Порфирородным, то княгиней Ольгой («Легенда о княгине Ольге»)…

Ближе всего книга к тому, что можно обозначить как «Исторические повести».

Но обозначить так – это сузить смысл книги. Потому что это не историческая книга – это книга историософская, где философия, психология, аллюзии, аналогии с днём сегодняшним, неслучайные случайности, откровения и озарения, намерения и поступки, взаимовлияния судеб, характеров, ситуаций, мировоззрений и мироощущений органично соединены в то, что мы называем историей, и из чего она в самом деле состоит.

В одном из интервью Карина Кокрэлл говорит: «Меня интересовали победы и поражения на «поле боя» Личности и Судьбы. И Цезарь, и княгиня Ольга, и Христофор Колумб – объединились для меня в одном очень важном аспекте: у каждого из них был свой рубикон. Цезарь – переступил границу (которая как раз проходила по этой речушке) представления о том, что по силам человеческому существу, постоянно нарушая привычные правила игры, бросая вызов богам и людям. Княгиня Ольга пережила удивительный переворот собственного сознания, её внутренняя этическая система неожиданно оказалась в резком противоречии с общепринятыми ценностями языческой Руси. Мне было интересно и мучительно «проживать» вместе с ней её преображение. Символичным показалось то, что она была перевозчицей на реке Великой. Она в себе соединила два берега — разные формы сознания Руси, две цивилизации. Тема воды тоже привлекла меня своей метафоричностью: вода не только великий разделитель, но и символический соединитель земель: и преграда, и дорога. Колумб – из всех моих героев пересек самую великую водную границу между известным и непознанным, соединив два мира, которые до этого «друг о друге не знали». В общем, меня привлекло в моих персонажах именно это – Преодоление».

При этом писательница не сводит поступки героев к одной формуле, не пользуется банальным приёмом искусственного замыкания круга их жизни, обозначая лишь нужные точки, чтобы всё сошлось, как делают многие известные биографы. Она не заставляет героев следовать за своим пониманием. Напротив, она следует за ними Характеры и поступки её героев полны противоречий, как полна ими окружающая их жизнь, - но именно из них складывает писательница сложную многоэтажную и при этом совершенно органичную конструкцию исторических судеб и смыслов, мастерски выполнив сложную задачу – находиться самой и держать читателя одновременно «над» и «внутри», не описывая, а показывая, КАК совершается это самое Преодоление, которое делает исторических героев из обычных людей, не пафосных и не ходульных.

Книга читается не просто с интересом. Она увлекает, вовлекает. И сюжетами. И ярким сочным языком. И сопереживанием. И ощущением погружения в разные эпохи так, что будто даже ощущаешь запахи! И – удивительное дело! – побуждает думать по ходу чтения разные мысли, напрямую вроде бы даже и не относящиеся к тексту…

Книгу с удовольствием прочитает и читатель-визуал, и эмоционал, и философ, и интеллектуал. Она чем-то напомнила мне «игру в бисер» - не роман Гессе, а саму описанную в нём игру.

По странному стечению обстоятельств, когда я заканчивала писать об этой удивительной ни на что не похожей книге Карины Кокрэлл, мне попалась статья Александра Гениса как раз об «Игре в бисер» Германа Гессе, - и не могу не привести строчки Гениса: «Гессе предлагал (и практиковал) особую медитацию. Не ту, что в обход сознания напрямую подключает нас к космосу, а некое умственное усилие, ведущее вглубь созерцаемого и соединяющее с ним… Игра в бисер — Игра, и я догадываюсь о её цели, когда, начитавшись до одури, пытаюсь отключить в себе сегодняшний день, чтобы попасть во вчерашний — и почуять его, в том числе — носом. Иногда мне и впрямь чудятся запахи чужой культуры, отчего она, конечно же, становится своей… Нагружая текст своими ассоциациями, он втягивает книгу в новую партию. Включаясь в мир, она меняет его смысл… Лучшие партии вершатся в уме, столь богатом внутренними связями».

Книга Карины Кокрэлл, на мой взгляд, стала своеобразной «новой партией» Игры в бисер, новым её элементом, если бы такая игра существовала бы на самом деле…

Этакая своеобразная игра в бисер на полях истории.

Карина АРУЧЕАН (Мусаэлян), член Союза Писателей России, лауреат премий Российского и Московского Союза Журналистов


Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%