Чертополох без страха и упрека (из журнала «Урал» 2013, №11)

цветникЕлена Соловьева. Цветник бабушки Корицы. — М.: АСТ, 2012.

Сказочный роман — один из наиболее совершенных жанров детской литературы. Мир, достаточно развернутый, чтобы погрузиться в него на несколько вечеров, не рискуя быть затянутым в дурную бесконечность сериала; мир, в котором юный читатель успевает настолько обжиться, что еще не раз сюда возвращается.

Такой уютный мир распахивается перед читателем «Цветника бабушки Корицы». Уже первые фразы манят в сказку: «В окно Маргарита видела, как облепленный снегом трамвай забирал с остановки последних пассажиров, больше похожих на компанию грустных снеговиков». И вот начинается чудесное: «снежинки в свете ближайшего фонаря повели себя вдруг совсем неправильно. Без всяких видимых причин они закрутились маленьким смерчем и сбились в плотное облако, которое зависло над серым льдом не припорошенной до конца лужи. Спустя минуту облако стало осыпаться веселыми блестками, да так ярко, что Маргарита зажмурилась. А когда открыла глаза, на сером льду лужи уже стоял — человек-человечек. Невысокого роста, не молодой и не старый, в веселых круглых очках, большом шарфе и берете набекрень…» А дальше — в книгу, читатель, в книгу!

Хороший сказочный роман — это всегда рассказ об инициации юного героя, о том, как он взрослеет после фантастических и опасных приключений. Главная героиня книги — девочка Маргарита. Она оказывается в традиционной сказочной ситуации: необходимо спасти любимую бабушку от самых настоящих монстров, которые пользуются весьма современными технологиями — массового внушения и рекламного ребрендинга. Задача кажется непосильной для девочки, хоть и очень смелой и умненькой. Но и бабушка Корица оказывается не просто бабушкой; на выручку Маргарите приходят ее старые друзья, магическая команда: рыцарь Че(ртополох), его верный пекинес Георгий-георгин, а потом и другие чудесные помощники. Многоходовой сюжет простраивается как квест, по мере познания сути необычайных злодеев; каждый из героев применяет свои магические способности, чтобы помочь городу освободиться от наваждения, а бабушке — от плена. Сюжет держит в напряжении до самой развязки: нарастающая мощь противника так очевидна, что окончательная победа добра выглядит настоящей удачей. И неизбежный для финала сказки оборот в быт решается изящно и оставляет надежду на возможность сказочного бытия — даже по эту сторону обложки.

Сказки возрождают в читателе желание пройти через свой заколдованный лес; в книге Елены Соловьевой в роли чудесного хронотопа выступает по большей части театр, хотя есть и заброшенная оранжерея, и волшебная избушка. Магия театра толкуется в книге дословно, здесь и вправду происходит волшебство: поначалу, когда театр захвачен полурастительными призраками, — злое; а затем, при спасении бабушки-костюмера и всего остального персонала, — доброе, как и положено театру.

Сказка романного формата успела получить Гран-при премии «Рукопись года», стала лауреатом конкурса «Новая детская книга» и вошла в лонг-лист премии «Ясная Поляна», но ее главным отличием на фоне современной детской литературы стал очень ответственный подход автора — настоящего, «взрослого» писателя — к созданию крепкого сюжета и волшебной атмосферы. «Цветник бабушки Корицы», оставаясь книгой очень современной и очень русской, сочетает в себе магичность поттерианы и гротески Гофмана, булгаковское двоемирие и уют мира муми-троллей.

«Цветник бабушки Корицы» — сочное варево из приключений и магии, отваги и коварства, средневековых легенд и современных реалий. На протяжении всей книги автор удерживает высокую ноту сказочности, которая не сбивается ни в суетливый «детский детектив», ни в языковые игры. Соблюдение традиций мировой сказочной повести, фантазийное осмысление современных реалий и точно дозированная мифология позволяют говорить о том, что сказочный роман Елены Соловьевой не только стоит особняком на фоне современной детской литературы, но и способен задать новое направление в развитии отечественной прозы для детей. Ближайшими родственниками книги стали, пожалуй, «Золотой горшок» Гофмана и поваренная книга феи. Рецепты магических блюд и просто некоторые кухонные секреты, раскрывающиеся в примечаниях, рисуют облик сказочницы, которая заботливо помешивает свою прозу, все время пробуя: не густовата ли? Нет, вышло в самый раз.

Ингредиенты этого зелья не так просты, как кажутся. Названия растений становятся именами, насыщаются характерами, — словно вы читаете алхимический трактат; этот вид магии не всякому сочинителю доступен. И бабушка Корица, и ее давний друг Чертополох, и главная героиня, бесстрашная девочка Маргарита, и их противники отражаются в зеркальных коридорах истории, в снах и полунамеках создавая альтернативную версию фабулы. Сюжет современный накладывается на древние предания, придавая книге смысловой объем и некую перспективу, откуда веет дыханием европейских мифов. Недаром автор начинала писать книгу в шотландском замке!

В соблюдении интонации читателю помогает оформление книги художником Мариной Ражевой. По тексту разбросаны удивительно прочувствованные, лаконичные, намеренно шероховатые, «волосатые» рисунки, словно только воплощающиеся в реальность монохромные силуэты волшебства. А в центре книжки — вклейка цветных иллюстраций: выразительные коллажи необычного жанра, в которых нарочитая реальность осеннего листа, павлиньего пера или бадьянных звездочек сочетается с легкостью акварели. Эти коллажи, выполненные с применением техники осибаны, приоткрывают механизм создания магической реальности, которую автор набрасывает сразу в нескольких параллельных мирах — ботаническом, историческом, театральном…

А страшное, вернее, ужасное в книге встречается: немного, но убедительно. Играя с читателем в культурные параллели, в юного повара и даже в театрала, автор весьма серьезно подходит к основному конфликту, донельзя современному. В шашнях злодейки Афелии Блюм, называемой по имени небывалого цветка-мутанта, воплощается масса опасных увлечений современности: психологические сеансы и народное самолечение, вера в эликсиры и озабоченность квадратными метрами. Подобно булгаковскому герою, она произносит приговор публике, желания которой выхолощены массовой культурой и управляются рекламными щитами.

Книга выдает очарованность автора текстами и мифами мировой истории, она заставит любопытного читателя не раз заглянуть в энциклопедию. Но кроме того, «Цветник бабушки Корицы» — это своего рода проект возрождения традиционной культуры, многозначности и сказочности слова и образа. Почему Чертополох — это рыцарь? Как надо разговаривать со сковородкой, чтобы она пекла правильные блины? Полушутя, полусерьезно автор выводит домашние суеверия на твердые основания традиций и мифологии, и мир, предстающий перед маленьким (да и взрослым) читателем, становится объемнее.

Главным секретом, раскрываемым в самом финале, становится происхождение странной Афелии, а также ее помощников — магического афелиума и не менее жуткой мутировавшей росянки. Все они так или иначе оказываются плодами рук одержимого мечтателя-селекционера, мечтавшего вырастить в цветке Дюймовочку, а получившего новую Серпентину. Так что после этой романной сказки совсем по-другому смотришь на описания из ботанических руководств: «Свои прекрасные цветы афеландра оттопыренная являет на свет преимущественно в летний период. Для этого о ней необходимо правильно позаботиться, и она обязательно порадует вас в ответ…»

Опубликовано в журнале «Урал» 2013, №11

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%