Это не викторианская Англия. Это Петроград

В рубрике «Роман в газете» и в библиотеке «Фонтанки» пополнение: наше издание с гордостью представляет своим читателям роман Владимира Ропшинова. Это имя — творческий псевдоним нашего коллеги Антона Мухина, известного журналиста и заместителя редактора журнала "Город 812".

«Князь механический» — так называется произведение — это игрушка для ума. Альтернативная история — как развивался бы мир, если бы однажды что-то произошло не так, как произошло, а по-другому. Но в нем нет попыток переосмыслить судьбы родины, объяснив всем интересующимся, что делать и кто виноват. А если у читателя и возникнут какие-то ассоциации и параллели, то автор никакой ответственности за это не несет, оставляя ее (ответственность) полностью на читателе. Вплоть до уголовной по статье 282 («экстремизм»).

Смысл игрушки — в том, чтобы следить, как из абсолютно исторически достоверного и реалистичного бэкграунда вырастает фантастический Петроград 1922 года. Как растворяется граница между тем, что было, и чего не было. Город по-прежнему столица империи Николая II, здесь по-прежнему заседает Дума, работает охранка, охотник на провокаторов Бурцев собирает свои досье, над ним плавают, шаря лучами прожекторов по ночным улицам, полицейские цеппелины. Или цеппелины — это уже то, чего не было? Тогда посмотрите, как красиво на архивных фотографиях дополняет собой невские панорамы немецкий цеппелин LZ 127 «Graf Zeppelin».

кнмех17
И персонажи романа — герои настоящей истории России — продолжают жить реальными жизнями, только в нереальном мире. Главный стратег Русской армией в Первую мировую войну генерал Алексеев теперь возглавляет Генеральный штаб, глава Заграничного отдела Департамента полиции Рачковский дослужился до начальника петроградского Охранного отделения, вдохновитель черносотенцев, депутат Думы Пуришкевич все так же паясничает, митрополит Питирим все так же льстив и слащав.

Петроград восстановлен до мельчайших подробностей, вплоть до номеров трамвайных маршрутов и засыпанных ныне речек. В нем построена надземная железная дорога — точно такая, как планировала построить, еще до войны, Городская Дума. И стоит на Ватном острове, уходя в небо, стальная гиперболоидная башня, которую спроектировал  гражданский инженер Шухов (патенты Российской империи № 1894, № 1895, № 1896; от 12 марта 1899 года).

Этот литературный стиль, описывающий цивилизацию паровых машин и заводных механизмов в атмосфере викторианской Англии — стимпанк, — сейчас очень популярен. Но популярен главным образом как антураж: те же самые герои, которые раньше ходили в шлемах, летали на драконах и стреляли друг в друга из луков, теперь носят специальные очки, летают на дирижаблях и стреляют из револьверов с лазерными прицелами.

«Князь механический» возвращается к духу стимпанка. К трагедии достигшего своего пика индустриального общества, где машины важнее людей и весь мир разделен на богатых и нищих. Где лютой зимой петроградским домам в Коломне не хватает газа для печей, потому что весь он уходит на заполнение баллонов цеппелинов. «Князь механический», наверное, первый роман, в котором стимпанковский сюжет разворачивается в декорациях Петербурга.
А разве Петербург с его кирпичными трубами заводов, цилиндрами газгольдеров и стальными фермами мостов, обшарпанными домами, растворяющимися в мутном от летящего снега воздухе улиц — не стимпанковский город?

В этих декорациях есть место заговорам, интригам, войне, мистике и ледяному от болотной сырости петроградскому ветру. Кто живет в них? Отчаяние, вера, долг. Кто победит? Страх.

Источник: Фонтанка.ру

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%