Документируя кошмар. «Судные дни» Адама Нэвилла

sudn26Предлагаем вашему вниманию рецензию на роман «Судные дни» (Last Days) Адама Нэвилла, написанную Дмитрием Тихоновым для DARKER несколько лет назад, когда книга еще не была переведена. Хорошие новости для любителей хоррора: теперь «Судные дни» доступны на русском языке. Книга открывает новую серию издательства «Астрель-СПб» — «Мастера ужасов». Уже в продаже!

Нельзя сказать, что Адам Нэвилл совсем незнаком отечественному читателю – один из его романов, «Номер 16», вышел на русском языке в 2011 году. Эта книга, несмотря на некоторую противоречивость, все же заработала писателю весьма недурную репутацию. К сожалению, остальным произведениям Нэвилла пока не повезло быть переведенными на великий и могучий; может, никогда и не повезет. Впрочем, это не повод, чтобы обойти стороной новый роман талантливого британца – «Last Days» («Последние/судные дни»). Тем более, что прежде Нэвилл развивался явно по поступательной: от ученического, неуклюжего «Банкета проклятых» («Banquet for the Damned»), через крепко сбитый «Номер 16» – к жуткому, атмосферному «Ритуалу» («The Ritual»), роману, в котором идеально было все, кроме последней трети. Тенденция очевидна: писатель оттачивал свои навыки, тренировал умения – рано или поздно он должен был применить их в полную силу.

И вот настали «Последние дни». Главный герой произведения – Кайл Фримен, лондонец средних лет. Не женат, детей нет. Дело всей его жизни – документальное кино. Фримен – независимый режиссер, продюсер, сценарист и даже немного оператор в одном лице. Снимает, в основном, о том, что интересно ему самому, работает ради искусства, а потому до сих пор живет в крохотной квартирке в не самом благополучном районе, страдает от несметного количества долгов и ярко выраженного кризиса среднего возраста. За свою карьеру Кайл успел создать несколько заметных документальных фильмов, в основном имея дело с разнообразными загадочными событиями, так или иначе связанными с потусторонним. Сам он, естественно, не верит ни в бога, ни в черта, и основную цель своего творчества видит в том, чтобы донести до аудитории интересные истории, раскрыв при этом как можно больше сопутствующих тайн.

Возможно, именно поэтому на Кайла обращает внимание эксцентричный медиа-магнат Максимилиан Соломон, который приглашает Фримена к себе и делает предложение, от которого невозможно отказаться. По крайней мере, не в его ситуации.

Во-первых, гонорар за проект составляет сто тысяч фунтов стерлингов. Учитывая то, что Кайл в данный момент вынужден подрабатывать на складе за сущие гроши, а над головой его завис тридцатитысячный долг, эта сумма не только может спасти его от банкротства, но и даст возможность обеспечить бюджетом будущие фильмы.

Во-вторых, важна сама суть работы: Кайлу предлагается снять фильм о деструктивной секте, известной как Последнее Собрание или Храм Последних Дней. Секта возникла в Лондоне во второй половине 60-х годов XX века, через какое-то время перебралась в Нормандию, а оттуда – в США, где в 1975 году ее история закончилась кровавой бойней, в ходе которой погибли практически все оставшиеся на тот момент участники, включая духовного лидера культа, зловещую Сестру Катерину. За почти четыре десятилетия, прошедшие с тех пор, Храму Последних Дней было посвящено несколько документальных лент и одна книга – но все они исследовали проблему исключительно с криминальной точки зрения, в то время как Макс Соломон требует от Кайла углубиться именно в паранормальную сторону вопроса.

Минусы у дела тоже есть. В частности, Соломон, взявший на себя роль исполнительного продюсера будущей картины, уже договорился с несколькими дожившими до наших дней членами секты об интервью, уже составил расписание съемок, уже купил билеты, уже получил разрешения на съемку – он подготовил все, кроме собственно видеоматериала. По условиям договора, Кайл должен уложиться в десять дней – катастрофически короткий срок, особенно если учесть, что работать придется в трех разных странах. Причины такой спешки размыты и неясны. Соломон не дает прямого ответа, и становится очевидно – подвоха не избежать. Кайл прекрасно это понимает, однако, как любой разумный человек на его месте, не может бросить шанс всей жизни и соглашается на участие в проекте. В ближайшую субботу он вместе с Дэном, своим оператором и другом, приступает к работе.

Подвох вскрывается вскоре. Храм Последних Дней во время своих оккультных сессий притащил в наш мир нечто давным-давно мертвое и невероятно голодное. Нечто, чему нет места на свету или в здоровом человеческом разуме. Одно их прикосновение обрекает на бессонные ночи, полные оживших кошмаров и кровавого безумия. Один их вид способен разрушить любой, даже самый крепкий рассудок. «Старые друзья».

Кайл слишком поздно понимает, что из ловушки, в которую он добровольно забрался, нет пути назад. Что единственная возможность, которая у него осталась, – это закончить фильм. Рассказать миру правду. Правду о том, что явилось ему в заброшенных строениях старой фермы в Нормандии. Правду о том, что произошло в далеком 1975 году во время так называемой Ночи Вознесения, когда Храм Последних Дней превратился в Храм Резни. Правду о том, какое отношение ко всему этому имеет «меценат» Максимилиан Соломон, чьи истинные черты начинают проступать сквозь изящную маску адекватности.

И можете не сомневаться: Кайл, постоянно курящий, много пьющий, отчаявшийся, не способный спать Кайл закончит то, что начал. Добьется своей цели и выполнит условия договора. Чего бы это ему ни стоило.

Адам Нэвилл с самого начала своей писательской карьеры ориентировался на живого классика британской литературы ужасов – Рэмси Кэмпбелла. Его работы представляют собой попытку наделить «человеческим лицом» тяжеловесную, многословную манеру Кэмпбелла, придать ей живость и напряженность современной развлекательной прозы. Уже в «Номере 16» это ему удалось, а в «Ритуале» техника была доведена до совершенства: психологическая достоверность, яркие, противоречивые персонажи, резкая, интригующая завязка. Но содержание подводило. Нэвиллу не хватало умения наполнять канву событиями, строить новые повороты сюжета, способные удерживать читателя на странице. В «Номере» провисания начинаются уже во второй половине книги, а «Ритуал» полностью выдыхается за сотню страниц до финала.

«Последние дни» прервали эту традицию. Роман читается с легкостью от начала до конца, а великолепно закрученная интрига не дает мыслям отвлечься от сюжета ни на минуту. Отчасти причина кроется в крайне удачно выбранной теме. Согласитесь, оккультные секты сами по себе интересны, а уж если автор рассказывает о них захватывающую детективно-мистическую историю, то полное погружение гарантировано. Кроме того, Нэвилл демонстрирует прекрасное понимание механизмов, на которых...

Читать далее в журнале DARKER

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без: