Рецензия на «Три дня до небытия» Тима Пауэрса

тимТим Пауэрс еще один американский фантаст, которому не повезло в России. Хотя для успеха есть все данные: Пауэрс — любимый ученик Филипа К. Дика, вместе с Джеймсом Блэйлоком и К. У. Джеттером стоял у колыбели стимпанка, упомянут в титрах четвертой части «Пиратов Карибского моря» (его роман «На странных волнах» вдохновил режиссеров) — иными словами, фигура крупная и влиятельная. И это не говоря о четырех премиях «Локус», трех Всемирный премиях фэнтези, двух — имени Ф. К. Дика и прочих жанровых плюшках. Но что-то пошло не так: в нашей стране писатель, конечно, «широко известен в узких кругах», но того внимания, которого заслуживает, определенно не получил.

В «Трех днях до небытия» автор раскочегаривается очень неторопливо: только странице к пятидесятой начинаешь понимать — что к чему, кто все эти люди и что, собственно, происходит в романе. А к двухсот пятидесятой осознаешь, что интрига запутаннее и объемнее, а персонажи куда сложнее, чем кажется поначалу. Сильно упрощая, «Три дня до небытия» — нетривиальный шпионско-мистический роман с путешествиями во времени, темпоральными парадоксами, роковыми красотками, джеймсбондовскими перестрелками и погонями в астрале. Основное действие разворачивается в 1987-м, объявленном идеологами «нью эйдж» годом Гармонического Сближения. Иудейские мистики из Моссада и тайный орден альбигойских натурфилософов разыскивают Машину Судного Дня, позволяющую переписывать историю. По стечению обстоятельств хитрый прибор, к созданию которого приложили руку Альберт Энштейн и Чарли Чаплин, обнаруживается в американской глубинке, среди хлама, доставшегося в наследства от покойной бабушки молодому вдовцу и его маленькой дочке.

Увы, в кратком пересказе роман сильно проигрывает: Пауэрс оживляет повествование яркими абсурдистскими вставками в духе «Монти Пайтона» — и бесхитростная авантюрно-приключенческая проза оборачивается постмодернистской головоломкой. Знаете ли вы, например, как американцы на пике Холодной войны скрывали от вражеских экстрасенсов-дальновидцев свои пусковые ракетные шахты? Маскировали под развлекательные парки и цирки-шапито. Стены расписаны веселенькими кадрами из мультфильмов, всюду играют дети, офицеры на боевом дежурстве распевают дурашливые песенки. «А к ручке главного пускового ключа эпоксидкой приклеили голову клоуна». Так устроен и роман Пауэрса: голова клоуна на пусковом ключе — и поди догадайся, что для автора важнее.

Автор: Василий Владимирский
Источник: Горький

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%