Галина Юзефович — о новой книге Дарьи Бобылёвой «Неучтённая планета»

бобДарья Бобылева. Неучтенная планета. СПб.: АСТ, Астрель-СПБ, 2020

Космоопера — жанр настолько тяжеловесный, пафосный и консервативный, что сегодня его уже просто невозможно воспринимать всерьез. Дарья Бобылева прекрасно это понимает: ее «Неучтенная планета» — это, с одной стороны, настоящая космоопера со всеми непременными атрибутами, а с другой — книга обаятельная, игровая и подчеркнуто несерьезная. Не пародия на классические образцы жанра, но, пожалуй, нечто близкое.

Главные герои Бобылевой — Селес и Айа — принадлежат к странной расе оммо. Внешне оммо похожи на несколько уменьшенных и очень эмоциональных людей (иногда их так и называют — неолюди), но физиологически устроены совсем иначе. Каждый оммо живет в симбиозе с собственным космическим кораблем — разумным, говорящим и до некоторой степени выполняющим при своей непоседливой антропоморфной половине родительские функции. Оммо не нуждаются в пище: все необходимое они получают через специальные шланги от корабля, которого в свою очередь подкармливают накопленной ментальной энергией. Они говорят на сложнейшем языке палиндромоне, в котором каждое слово может читаться как слева направо, так и наоборот. В критической ситуации оммо умеют ускоряться, превращаясь в стремительные и смертоносные машины для убийства — к счастью, не слишком крупные. Но главное, что отличает оммо от людей — это отсутствие у них собственной материнской планеты: никто — включая их самих — не знает, откуда они взялись, а их единственный дом — открытый космос.

Селес и Айа давние друзья, хотя порывистой, взрывной Айе трудно понять маниакальное стремление Селеса (куда более задумчивого и спокойного — во всяком случае, по меркам оммо) любой ценой узнать, откуда же родом их раса. Поиск корней заводит героев на очень странную, подчеркнуто иррациональную планету, отсутствующую во всех галактических справочниках, и это приключение, похоже, дает оммо шанс в самом деле кое-что узнать о себе и своей родословной. Впрочем, как далеко они зайдут в поиске и чего достигнут, мы узнаем несколько позже: «Неучтенная планета» — первая часть трилогии, и финал в ней открытый (пожалуй, даже слишком открытый — хотя бы промежуточная концовка роману определенно не повредила бы).

Первое, что обращает на себя внимание в «Неучтенной планете», это преувеличенная и очевидно осознанная ее вторичность и цитатность: едва ли не каждый образ в книге мгновенно отзывается многочисленными аллюзиями и параллелями. «Доктор Кто», «Звездные дневники Ийона Тихого» Станислава Лема, романы братьев Стругацких, классическая версия «Стартрека», «Светлячок» — эти и другие источники то в скрытой, то в явной форме проглядывают на страницах романа Бобылевой, превращая его, по сути дела, в элегантный ностальгический оммаж космооперам былых времен. Из дня сегодняшнего, когда выступить в этом жанре и не выглядеть нелепо, в общем, невозможно, Бобылева смотрит в прошлое фантастики с иронией, но в то же время с нежностью и умилением. И этот ретрофутуристический, если так можно выразиться, взгляд — одновременно отстраненный, понимающий и любящий — не позволяет говорить о «Неучтенной планете» как о пародии в полном смысле слова: слишком уж в ней много настоящего, живого и теплого чувства.

Первый роман Дарьи Бобылевой «Вьюрки», рассказывающий о нашествии фольклорной нечисти в дачный поселок, формально проходил по ведомству хоррора — но хоррора нестрашного и, более того, необыкновенно уютного. Парадоксальным образом это же чувство уюта писательнице удается сохранить и посреди ледяного космического пространства. В должной пропорции смешивая комфортное соответствие ожиданиям с новизной, а узнаваемость — с изобретательностью, Бобылева ухитряется превратить вытоптанное пространство самого, пожалуй, устаревшего жанра научной фантастики в обжитой и цветущий уголок винтажной космической романтики.

Источник: meduza.io

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%