Александр Мазин “Язычник” /рецензия/

 

«Кто он - князь Владимир «Красное Солнышко»?  -  читаем мы в аннотации. Кровожадный язычник-братоубийца, силой захвативший престол, положивший начало междоусобице? Или равноапостольный креститель Руси, заложивший фундамент великой державы?

Кому автор задает этот вопрос -  читателю или себе? Обоим - и,  в сущности, поиску ответа на него посвящена вся книга.

Ответ найти в самом деле нелегко. В предисловии автор утверждает, что не собирался писать роман о князе Владимире вообще. Потому что чем дольше он изучал исторические источники, сравнивал варианты летописей, древнерусские и зарубежные хроники, тем менее привлекательный получался образ главного героя. «Князь Владимир -  не столько исторический персонаж, сколько исторический миф», -  говорит автор. А исторический миф -  основа национального самосознания. Так стоит ли разрушать его?

Но ни разрушения старого мифа, ни попытки создания нового мы не увидим. Будет исследование -  историческое и психологическое. Будет попытка  не создать собственный образ Владимира, а постараться реконструировать его таким, каким он был на самом деле, не смягчая, не приукрашивая и не очерняя. Не занимать изначально какую-то сторону, а все-таки попробовать докопаться до правды.

Хронологически  книга продолжает серию «Варяг». Серия, которая начиналась как историческая фантастика в жанре «наши там» (книга о современном парне, попавшем в десятый век), заканчивается романами,  которые уверенно можно назвать стопроцентно историческими.  Фантастика присутствует  только в виде элементов альтернативной истории -  и то автор в комментариях поясняет, что дает здесь версию, которая расходится с официальной, потому что ему лично она кажется более убедительной.

Как уже было сказано, перед нами  не просто историко-приключенческий роман, а   книга - исследование эпохи. Сравнивая древнерусские летописи и византийские хроники, задумываясь о том, зачем и почему летописец упомянул об одном событии и умолчал о другом, автор порой приходит к очень интересным  и неожиданным выводам. Некоторые из них вы встретите в тексте.  Поэтому книга будет особенно любопытна тем, кто интересуется этим ранним периодом русской истории, и что-то о нем уже знает. 

А читатели, которым полюбился герой предыдущих книг Сергей Духарев,  снова с ним встретятся. Правда, тут он уже немолодой и заматеревший бывший воевода, а основные действующие лица -  его сыновья, супервоин Артем и  веселый раздолбай Славка, вылитый Духарев в молодости. Но, конечно, главный герой  книги -  пока еще только новгородский князь  Владимир Святославович.

Надо сказать, едва ли можно найти более противоречивую фигуру в русской истории, чем  князь Владимир. Жестоких, коварных  и сластолюбивых правителей хватало -  но никого из них потомки не назвали Святым и Равноапостольным. Как смог стать святым князь, преступлениям которого ужасались даже современники?

Автор небезуспешно реконструирует мотивы тех или иных княжьих поступков, подчас незначительных, но имевших драматические  последствия для всей российской истории.  Как  случилось, что брат выступил против брата, что его заставило так поступить? Почему киевский князь Ярополк, имея на начало междоусобицы безусловное преимущество сил, умудрился довольно быстро все потерять? И самое интересное -  какими они были людьми?

В этой книге мы видим яркий образ Владимира -  язычника. Автор психологически сближает его с викингами. А образ типичного викинга хорошо известен нам по многочисленным сагам. Викинг - это  опасный хищник. Главная его доблесть -  воинская удача, а расчетливость, жестокость и коварство считаются не пороками, а безусловными достоинствами.

Пожалуй, трудно найти у Владимира хоть одну привлекательную черту с современной точки зрения.  Интересны в этом отношении два эпизода, где в похожей ситуации  противопоставляются две модели поведения Владимира и Ярополка. Ярополк, желая показать себя цивилизованным христианским государем, отдает своего воеводу на суд  византийцам.  Владимир, рискуя поссориться и с Новгородом,  и с норманнами,  выдать своего человека отказывается (случай исторически достоверный). Поскольку оба они существуют в языческом окружении, одобряющем последнюю модель поведения, к Владимиру неуклонно стекаются сторонники, а Ярополк в итоге остается в одиночестве.

Таких параллельных эпизодов в книге несколько, и в них показываются не только поступки и психология отдельно взятых братьев-князей, но и понемногу  раскрывается настоящая тема книги -   конфликт христианства и язычества. Конфликт не просто двух религий, а двух мировоззрений.

Конечно, автор  по мере сил старается понять и показать обе стороны. Но порой  возникает ощущение, что он  несколько подыгрывает язычникам. Они взывают к своим богам и явно получают от них помощь. Многократно повторяется устами героев, что язычество -  наше, исконное, а христианство -  нечто чуждое. Язычники -  Владимир и его викинги -  отважны, удачливы, они почти не совершают ошибок и играючи обращают свои поражения в победы. Христиане -  Ярополк и его сторонники -  нерешительны, робки и недальновидны, они как будто потеряли почву под ногами. Роман закономерно оканчивается победой Владимира и, казалось бы, полным торжеством язычества на Руси.

Учитывая, что в следующей книге дилогии Владимир должен стать христианином, а полярность  книги  поменяться на противоположную, очень интересно -  как автор это сделает?


Анна Гурова

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%